| stomatology-best.com.

На Закарпатье увеличилось количество нищих-музыкантов

На Закарпатье увеличилось количество нищих-музыкантов

Не знаю есть ли в Хусте какая организация или структура, которая бы вела учет лиц, занимающихся попрошайничеством. Однако и невооруженным глазом видно, что в течение прошлого года количество таких людей на улицах города заметно увеличилось. Особенно много их концентрируется в центре города на улицах Карпатской Сечи, прилегающих к рынку места и на Майдане Незалежности.


Есть среди них лица с физическими недостатками, но в основном в основном это люди вполне здоровые, которые могли бы зарабатывать себе на жизнь не подаяниями прохожих, а нормальной, хотя и неквалифицированным трудом. Однако они идут более легким путем, выпрашивая у нас с вами наши трудовые копейки и гривны.
Впрочем, сказав о копейки я, как говорится, переборщил. Ведь сейчас подавать нищему металлический мелочь уже считается почти неприличным. Да и сами люди, просят нашей помощи иногда презрительно морщатся, когда им бросают в шапки или кружки монеты разного достоинства, ибо, очевидно мысленно считают таких "благотворителей" скупердяя.

Честно говоря, я не знаю, существует ли в нашей стране запрет или какие-то ограничения на попрошайничество. Во всяком случае хустские милиционеры никак не реагируют на людей с протянутой рукой. Поэтому последние чувствуют себя вполне свободно, энергично занимаясь своим ремеслом. А прохожие в свою очередь демонстрируют благосклонное отношение к ним, уменьшая свои семейные бюджеты на суммы, которые напрямую зависят от внешнего вида того или иного просителя. Наибольшее сочувствие у них вызывают люди с определенными физическими недостатками - безногие, безрукие, с травмами лица и тому подобное. Вслед за ними идут ковдуны с несовершеннолетними детьми. А уже после них прохожие максимально розкошелються на нищих с музыкальным сопровождением. Это могут быть и пение, и инструментальная музыка. Штатным местом для музыкальных нищих давно уже стал угол улиц Репина и Карпатской Сечи.Еще недавно базарными днями его сменно оккупировал баянист и певец по имени Михаил. Однажды, бросив ему гривну, я поинтересовался у него, как он дошел до жизни. Михаил охотно рассказал мне свою грустную историю. Прежде чем стать инвалидом, он ежегодно выезжал в Харьковскую область на заработки-сооружение жилья и хозяйственных объектов. Однажды, работая на строительстве коровника одного из совхозов района он и получил травму позвоночника, когда на него упала железобетонная плита. Вследствие - паралич обеих ног и передвижения на инвалидной коляске. Сам Михаил живет в Иршаве. Но попрошайничать там ему стыдно перед знакомыми и родственниками. Так что в базарные дни он приезжает в Хуст и занимает свое "штатное" место на углу вышеупомянутых улиц. Здесь он исполняет под собственный аккомпанемент для прохожих украинские и русские песни. Коронным номером господина Михаила среди знатоков нищенской музыки считалась известная песня на слова Сергея Есенина "Ты жива еще, моя старушка", которая в подвыпивших прохожих всегда вызывала скупую мужскую слезу.

Глагол "вызвать" я употребил в прошедшем времени не случайно. Ибо с позавчерашнего дня, на штатном городе иршавского нищего появилась новая действенная лицо - скрипач, которого вы видите на фото. В отличие от своего предшественника он не поет, а только выигрывает на собственном инструменте тоскливые мелодии неизвестных композиторов. На оригинальной конструкции для сбора денег у него красуется надпись: "Люди добрые, извините меня, я болею сердце, дай вам Бог здоровья". Не знаю, действительно ли у этого человека сердце выполняет свои обязанности неудовлетворительно. Но впечатление нездоровой люди он действительно производит. Поэтому прохожие подают ему достаточно систематически и щедро. По крайней мере на хлеб с маслом или колбасой ему должно хватать. Уверен, что легенду или подлинную историю своего попрошайничество он тоже имеет в своем активе. Возможно, если этот скрипач и в дальнейшем будет появляться на углу улиц Репина и Карпатской Сечи я осмелюсь узнать о его судьбе из его собственных уст.Однако вовсе не для того, чтобы пересказать биографию читателям. В данном случае меня больше интересовать социальный статус этого музыкального нищего так же, как и его коллег по выпрашивания подаяния. Именно этой стороной "деятельности" нищих должны заботиться правоохранители и государственные чиновники. И тогда мы бы не имели на улицах города людей, живущих за счет нашего альтруизма. Бывший глава районного отдела внутренних дел рассказал мне о нищенский клан, главарь которого жил, как настоящий цыганский барон: жил в современно меблированную трехэтажном коттедже, имел две иномарки и домашнюю работницу, которая обслуживала его жену и троих детей. В современном Хусте я не знаю таких нищенских баронов. Но это не значит, что современная власть не должна обращать внимание на социальное явление, о котором идет речь. Во-первых, потому, что нищие портят имидж нашего города. А во-вторых, потому, что некоторые из нищих действительно нуждаются в медицинской и бытовой помощи. А это прямая обязанность любой власти по социально незащищенных слоев населения. Я абсолютно уверен в том, что соответствующие государственные структуры должны взять на учет всех нищенствующих в месте. В первую очередь для того, чтобы как говорят отделить зерна от плевел, то есть физически здоровых, способных работать нищих от тех, кто симулирует свою инвалидность.

Все вышесказанное вовсе не означает, что я не сочувствую людям с протянутой рукой, которые действительно требуют внимания и социальной помощи. Но для этого правоохранители и государственные чиновники должны покинуть свои кабинеты, чтобы разобраться, кто есть кто в нищенском среде города и района. Только при таком подходе они могут помочь этой категории людей и сделать привлекательным древний, и в прошлом интересен для туристов, районный центр.




...