|

Красными и черными нитками. "Страницы жизни" И. Коршинский

Красными и черными нитками. "Страницы жизни" И. Коршинский

Не всякая 80-летняя человек решается оглянуться на жизнь за плечами, а тем более подробно рассказать о нем. В закарпатской мемуаристике таких примеров буквально единицы. Как только к ним добавился еще один - 400-сториноква книга "Страницы жизни" И. Коршинский.


Иван Юрьевич родился в Буштино, где активно работал "Пласт", участником которого он являлся. Следовательно учился в Хустской гимназии, а в июле 1945 г. его впервые арестовали, обвинив в принадлежности к националистическому молодежного подполья. Но через девять недель отпустили. Свою роль здесь сыграла и позиция юноши (полная "несознанку"), и более объективные причины. Договор о Закарпатье уже был подписан, но еще не ратифицирован ни чешским, ни советским "парламентами". Поэтому такие репрессии в крае были совершенно преждевременны. Было, может, и желание использовать подростка как "языка". 1947 юноша поступил в Ужгороде на медфака. На втором курсе вновь арестован и осужден по стандартному обвинению на 10 лет лишения свободы и 5 лет поражения в правах. Семь лет находился в Карагандинском лагере Спасск, который А. Солженицын назвал Долиной смерти. Спас случай. В лагере находился глава исполкома Красного Креста профессор С. Колесников, посажен чуть не по личному указанию Сталина. Он и взял заключенного с одним курсом медфака за плечами в больницу медбратом. Ассистировал практически на всех операциях, приобретая бесценный опыт. В лагере познакомился со многими выдающимися людьми - историком Я. Дашкевичем, языковедом Н. Сулимой, игуменом Жолковского монастыря о.М.Пелехом, В. Климпуш, попал к тому же лагерю даже его крестный отец М. Левринц. В книге много писем - и от спиввьязнив, и от собратьев по Мараморощини, сидевшие в других лагерях (конечно, вся корреспонденция уже из свободных времен).

Читаешь и убеждаешься: если бы не те тотальные репрессии с очень четким этнонациональным направлением, охватившие миллионы и миллионы украинский, наша страна была бы сейчас вдвое многочисленнее, а его интеллектуальный и духовный потенциал позволил бы войти в двадцатку самых развитых государств не через десять лет (дай Бог , чтобы это произошло), а быть там уже сейчас. Выживали те, кто имел твердую веру. И еще везение - без этого никак.

Везением стала смерть Сталина. И. Коршинский освобожден условно-досрочно в феврале 1955 г., правда, с дороги еще вернули в лагерь, и окончательно выпустили в марте. Все семь лет его верно ждала будущая жена Мария Ивановна, в то время - уже выпускница Львовского лесотехнического института. Возобновиться в родном вузе не удалось. Благодаря С. Колесникову удалось поступить в Витебского университета, а впоследствии после снятия судимости и в результате аудиенции у министра просвещения СССР перевестись в Ужгород, где и закончил студии аж 1961 Учился у А. Фединца. С 1963 г. был в аспирантуре с прикреплением к Института сердца в Москве. Защитил кандидатскую. Далее привычная вузовская и клиническая карьера. Написал 100 медицинских и 50 общественно-политических трудов. На границе между ними - единственная в нашей шевченкиане статья о болезни и смерти Кобзаря.

Но реабилитирован был только в 1991 г., тогда же вошел в руководство вновь созданного Закарпатского общества политзаключенных и репрессированных. С 2004 г. возглавляет его. Пишет немало очерков о собратьев, способствует восстановлению их доброго имени.

1994 - 1998 г. народный депутат, заместитель председателя комитета по здравоохранению. Единственный узник сталинско-бериевских лагерей, кто попал в парламент. Вообще, политзаключенных в парламентах разных созывов было более десятка, но уже хрущевско-брежневских времен. В книге представлены подробный отчет о той деятельность, а это максимально непосредственное участие в разработке и принятии законов о горных населенных пункта, о донорстве крови, о лекарственных средствах.Только на медицинскую тематику через И. Коршинский прошло 17 законов и 40 постановлений. И, конечно, лоббирование интересов своего округа и отдельных избирателей, выбивал деньги в министерствах для различных социальных проектов в крупнейшем в Украине Тячевском районе. И самое главное - разработка и принятие Конституции 1996 г., знаменитая конституционная ночь - одна из самых счастливых в жизни. Работал 2002 г. в областном избирательном штабе "Нашей Украины" и отвечал за Ужгородский округ. Имеет три дочери: Марианна - медик, профессор УжНУ, Анжелика - композитор и певица, Наталья - химик. Восемь внуков и внучек.

Многое осталось вне страниц воспоминаний. Может, и правда, еще не обо всем время говорить. Но когда же надо: о трех десятилетий на медфаци, о многочисленных коллег, атмосферу в университете в брежневско-андроповских и горбачевские времена, о бурные девяностые, о повседневной парламентскую кухню, о последних годах с их разочарованиями и борьбой. Будем ждать.




...