|

Закарпатец Иван Шкиря: "На войне нет времени на сомнения, там либо ты его, или он тебя"

Закарпатец Иван Шкиря: "На войне нет времени на сомнения, там либо ты его, или он тебя"

15 февраля все страны бывшего Союза видначалы День вывода советских войск из Афганистана. Этот праздник воспринимается, бесспорно, двояко: поздравлять воинов-афганцев то некстати, ведь в далеком Афганистане многие из них оставили здоровья и верных товарищей, но и грустить по этому поводу воинам не хочется, потому что они все же сумели выйти из этой страшной войны живыми, вернулись к родным людям и теперь имеют возможность сполна использовать отвоеванное ими жизни.


Одного из таких "счастливых" воинов-интернационалистов, подполковника запаса Ивана Шкирю мы и пригласили стать гостем наших традиционных "Субботних встреч".

- Иван Иванович, расскажите немного о вашей жизни в Афганистан.

- Ну что ж, родился я 26 ноября 1958 года в селе Локоть Иршавского района в семье военных. В 1979 году окончил обучение в Харьковском гвардейском высшем военном танковом командном училище. Начал службу офицером в прославленной Рогачевский дивизии Белорусского военного округа, участвовал в масштабных учениях "Запад-81", на которые впервые пригласили наблюдателей из стран-участниц НАТО. За успешное форсирование танками дном реки Западная Двина и награду за выполнение заданий на этапе боевой стрельбы досрочно получил звание старшего лейтенанта и должность командира танковой роты.

- Правда, что вы сами напросились в Афганистан?

- Да, это действительно было моим решением. Во-первых, хотел попробовать себя в настоящем бою, ведь вся служба в ВС предусматривает участие в реальных боевых действиях. А во-вторых, жизнь военного в Рогачевский дивизии было очень сложным, многие не выдерживали бешеного темпа работы от отпуска до отпуска, спивался и даже стрелялся. Смениться же с ней было невозможно, поэтому я решил попроситься в Афганистан.Конечно, понимал, на что иду, потому что нам уже тогда под грифом "секретно" привозили учебную литературу по опыту боя в пустынно-горной местности. СМИ между тем упорно твердили нам, что советские войска просто помогают дружественному народу: сажают сады, поставляют продовольственные запасы для мирного населения и лишь иногда проводят военные учения. Обратите внимание на могилы солдат, которых привезли из Афганистана в 1988 году, - на них написано: "Погиб при исполнении служебных обязанностей". И лишь после прихода к власти Михаила Горбачева поток информации "из южных границ Отечества" дошел до людей, и те с ужасом узнали, что тысячи наших солдат действительности воюют в Афганистане.

- Как отреагировала на ваше решение семья?

- В 1983 году мне исполнилось 25 лет, к тому времени я уже имел жену и маленькую дочь. Конечно, жена ужасно переживала, потому что мы, хотя и не знали всей правды об Афганистане, все же понимали, что там может быть опасно. Знаете, моей жене надо памятник при жизни поставить - так стойко она переносила все наши переезды и тяжелые жизненные ситуации. Когда приехала ко мне в Ташкентский военный госпиталь, куда я попал с ранением, то увидела такое, от чего долго не могла оправиться. Безногие, безрукие, с перебитыми хребтами, с шарами под сердцем ребята - все они не жаловались, а были по-своему счастливы, что остались живы. И только ночью кричали, командовали, переживая снова и снова свой последний бой, а их мамы, жены и сестры должны были смотреть на это и страдать.

- Извините за банальный вопрос: вам было страшно?

- Да, и я этого совершенно не стесняюсь. Страшно на войне не бывает только дуракам, а все здоровые люди имеют развитый инстинкт самосохранения, который заставляет их бояться и любой ценой беречь себя от смерти.

- У вас много наград, среди которых орден "Красная звезда" и афганская медаль "За отвагу".Можете рассказать нам хотя бы об одном бое с вашим участием?

- 1984 в районе кишлака Исталиф (провинция Парван) моей роте удалось провести операцию, которая сыграла решающую роль в развитии успеха наших войск (именно за нее я получил "Красную звезду"). Началось все с того, что в одном из горных кишлаков авиаразведка обнаружила большое скопление противника. Бронегрупа, в состав которой входила моя рота, должна была на рассвете выйти к этому населенному пункту, найти огневые точки врага и уничтожить их. Туда вела только одна дорога, слева - обрыв в горную реку, справа - скалы. Душманы подготовили оборону грамотно: дорогу заминировали, еще и приставили к ней снайперов. То, что путь заминирован, я чувствовал нутром, но командир полка упорно посылал мои танки на мины. За неподчинение даже ударил разок, и я все же добился, чтобы на разведку отправили саперов. Оказалось, я был прав: дорогу заминировали так, что даже БМР (боевая машина разминирования) остановилась после второго взрыва. Отделение саперов попало под обстрел, из кишлака открыли огонь из минометов, дорога непроходима - батальон оказался в ловушке. Тогда я раскрыл карту местности и увидел, что можно попробовать подняться руслом реки на небольшое плато и занять удобную боевую позицию. Начальник штаба полка дал "добро", поэтому 10 моих танков, проехав несколько километров, оказались на месте, откуда прекрасно просматривались позиции минометов во дворах кишлака. Была только одна проблема: танк не может стрелять вниз. Тогда я собрал бойцов, мы подкатили под заднюю часть машины большой валун, я наехал на него, и в таком положении мы начали методично расстреливать огневые позиции противника. Через некоторое время ко мне приехал корреспондент газеты "Красная Звезда", которому я честно рассказал об этом бое. В итоге в газете появилась публикация о том, что "свой 26-й день рождения старший лейтенант Иван Шкиря встречал на тактических учениях, в ходе которых наши бойцы заставили замолчать не одну" точку "" противника ", а лучшим подарком для ротного стал выигран "бой".Эту статью я до сих пор храню в семейном архиве как образец лжи государства своему народу. Правдой в ней было лишь то, что эти события действительно произошли в день моего рождения.

- Приходили ли на войне сомнения в "правильности" и "нужности" пребывания советских войск в Афганистане?

- Знаете, сомнения гложут лишь до тех пор, пока не переступаешь порог того - совсем другой жизни. Там уже нет времени на то, чтобы сомневаться, там либо ты его, или он тебя. Все твое существование начинает зависеть от обученности, опыта, удачи и выносливости. Солдату проще верить в то, за что он борется, а не сомневаться. Ибо солдат - не преступник, ему нужно быть уверенным, что он делает правильно, убивая других.

- Трудно было вам потом приспособиться к мирной жизни?

- Мирная жизнь для меня наступило еще не скоро. С 1986 года я учил офицеров-танкистов афганской армии в учебном центре г. Термез Туркестанского военного округа. 1988 второй раз вернулся в Афганистан - провел марш танкового батальона из Термеза в ДРА, где передал новые танки 108-й танковой дивизии. Только по выходе на пенсию смог наконец вернуться в родное Закарпатье и зажить спокойной жизнью. Но не думайте, что можно так легко забыть все, что пришлось пережить на войне. Должен признаться: по возвращении домой я еще долго ловил себя на мысли, что глазами привычно ищу "растяжки", улицам хожу всегда с правой стороны, ближе к стенам и заборам, проходя мимо переулок, обязательно вернусь в ту сторону, а в кафе занимаю место в дальнем углу и сажусь спиной к стене, чтобы можно было контролировать наибольшее часть территории. Эти вещи, уверяю вас, навсегда убиты гвоздем в голову каждого афганца, от них уже не избавишься. А еще, вернувшись домой, я сразу пошел в церковь, хотел успокоить душу. Батюшка, как ни странно, за 5 минут отпустил мне все грехи, но меня это не удовлетворило. Лишь через несколько лет я нашел на Закарпатье священника, который действительно помог мне очистить совесть.

- В 2008 году вы написали книгу о событиях в Афганистане. Или долго вынашивали идею ее создания?

- Так получилось, что в 2004 году я согласился быть председателем окружной избирательной комиссии на выборах Президента Украины. Не мне вам рассказывать, что тогда происходило: с инфарктами в больницы попало немало людей, так или иначе связанных с политикой. Подвело сердце и меня. Если бы не замечательный врач Александр Сабинин, не знаю, сидел бы я сейчас перед вами. Тогда в больничной палате у меня появилась куча свободного времени, я стал вспоминать своих товарищей-афганцев, подробности боев, смешные и страшные истории и понял, что понемногу начинаю все забывать. Поэтому я попросил принести мне из дома бумагу и ручку и стал записывать свои воспоминания. Когда же вышел из больницы, отправился к ужгородских афганцев, истории которых тоже хотел записать. Так родилась книга "Афганистан. Эпизоды ", в которую вошли и записи моего товарища Владимира Хорькова, который также осмелился опубликовать свой дневник" В горах Гиндукуша ".

- Для кого написана эта книга?

- Безусловно, для широкого круга читателей. Мы с Владимиром пытались сделать ее максимально интересной как для солдат, так и детей. Например, я тестировал свои рассказы на младшей дочери. Дело в том, что старшая у нас достаточно милитаризованная: росла среди военных, разбирается в видах оружия, умеет стрелять (кстати, жена, кроме всего этого, еще и танк водить умеет), а вот младшая воспитанная в спокойной атмосфере, поэтому в военной деле особо не разбирается. Я давал ей написанное и спрашивал, насколько доходчиво изложено повествование. Если дочь понимала, то считал, что все в порядке, если нет - растолковывал некоторые моменты. К сожалению, купить эту книгу можно только в одной ужгородской магазине - магазин "Знання", что возле областной больницы.

- Планируете издать продолжение этой книги?

- Обязательно. Хочу написать рассказы о представителях тех военных специальностей, которые не успел осветить в первой книге, - саперов, летчиков, вертолетчиков.Очень бы хотелось издать ее в переплете, обогатить цветными фотоматериалами, но пока на такую роскошь не хватает денег.

- Что бы вы пожелали воинам-афганцам ко Дню вывода войск из Афганистана?

- Конечно, хотел бы прежде всего поздравить боевых товарищей и всех, кто попал под каток этой войны, пожелать им здоровья и безграничного счастья. А еще стойко пережить кризисные моменты и дождаться времени, когда государство обратит внимание на наши проблемы и помогать больше.




...